ФГАУ «КВЦ «Патриот»

Первый в мировой практике постоянно действующий
выставочный центр инновационного типа

Новости МВТФ «Армия-2019»

10 июля 2019

Шавасп Калашян: «Чтобы испытать нашу арктическую платформу, мы прошли 5 000 км. в составе экспедиции»

В Конгрессно-выставочном центре «Патриот», на базе которого проходил один из крупнейших в мире международных военно-технических форумов «Армия-2019», работала Объединенная редакция Парк Патриот Медиа и ИА «Росинформбюро». В центре событий, в студии ведущий Григорий Адаменко и наш гость – Председатель наблюдательного совета Корпорации «Проект-Техника» Шавасп Калашян.

Шавасп Вачикович, расскажите сначала, чем занимается Ваша корпорация?

Корпорация Проект-техника образована 31 год назад. Мы занимаемся разработкой, производством и обслуживанием средств обеспечения действий военных вне мест военных дислокаций. Речь идёт об инфраструктуре, которую мы реализовали в виде четырёх платформ. Так это выглядит сегодня: платформа медицинская, платформа тыловая, платформа сервисная и платформа управленческая. В нашу корпорацию входят четыре инженерных центра и три завода. Они расположены в четырёх регионах России. Наша продукция работает в 21 стране. Мы находимся в постоянном развитии. В этом году мы реализовали ещё один наш старт-ап - это космический беспилотник.

Довольно широкий спектр получается, верно?

Да, и первый в мире такой воздушно-космический многоразовый беспилотник, который предназначен для лётной демонстрации. В связи с тем, что космос сейчас активно начал осваиваться, более активно, чем раньше, появилась потребность в испытаниях отдельных элементов космических систем. Вот для этой цели мы разработали этот самый беспилотник.

Как раз хотел задать Вам вопрос, чем будете удивлять в этом году? Я так понимаю, что его Вы, наверное, и представите на форуме «Армия-2019»?

Нет, в этом году мы его не представим. Я надеюсь, мы его представим реалити через два года. Сейчас идут опытные конструкторские работы, и появится он через два года.

Тогда какими новинками в этом году Вы побалуете посетителей?

В этом году у нас три новых экспоната, которые, я надеюсь, вызовут большой интерес. Это ремонтная аукционная машина среднего класса, среднего она у военных классифицируется, для гражданских это более, чем тяжёлый. Это машина на шасси брянского автомобильного завода, который имеет грузоподъёмность 18 т, может перемещать грузы, военную технику полупогрузкой до 20 т. и буксировать до 38 т. техники. Она предназначена для эвакуации сложной и тяжелой техники, может производить диагностику и ремонт  вне сервисных пунктов.

Я знаю, что сейчас Вы представляете ещё и кузов-контейнер, который недавно проходил арктические испытания. Так ли это? И в чем заключались сами испытания?

Да. Я говорил о том, что мы представляем три экспоната. Это второй. Сейчас Россия активно собирается осваивать Арктику. Естественно, для освоения этого сложного региона требуется и достаточно серьёзные инфраструктурные решения. Инфраструктура будет разворачиваться в первую очередь, и для того, чтобы её реализовать, наши идеи оказались очень востребованными, потому что мы производим всю нашу технику в заводских условиях, и на месте для её разворачивания практически не требуется времени. Это занимает практически от нескольких минут до получаса. Вот базовый модуль, в котором будут размещены элементы инфраструктуры: это и электростанции, и инженерные коммуникации, и модули для проживания, для приготовления пищи и т.д. Такой базовый арктический модуль и прошёл испытания. Практически мы прошли в составе арктической экспедиции 5000 км, вывели определенные особенности, доработали, и вот он в этом году принят на снабжение как базовый модуль для размещения арктической инфраструктуры и техники в этом сложном регионе. 

А в чем именно заключались испытания, помимо большого расстояния, в 5000 км, о чем вы сказали? Проверялись какие-то функции? Вы сказали, что были сложности, какие? Удалось ли их в полной мере исправить?

Сложности, в основном, обусловлены низкой температурой, близкой к -60 градусам. В этих условиях резко меняются характеристики материалов, например, масло ведёт себя по-другому, горючее ведёт себя по-другому. Наш контейнер - это не просто помещение, это такое изделие с элементами инфраструктуры, т.е. имеются элементы энергоснабжения, вентиляции, пожаротушения и т.д.

Вот я как раз поэтому и спросил про назначение контейнеров, потому что, действительно, в представлении человека гражданского, не знакомого, например, с этой тематикой, контейнер -- это большой ящик, простите за такое очень простое сравнение. То есть в данном случае речь идёт об очень высоких технологиях? Правильно ли я понимаю, что любой из этих модулей перестраивается в зависимости от задачи?

Да. Эта идеология заложена военными уже много лет назад. Существует так называемый типаж унифицированных кузовных контейнеров, которые включают в себя объём, и инженерные средства. И вот, собственно, в арктическом контейнере, который сегодня представлен на выставке, реализована идея под средства связи и управления, так называемый универсальный базовый транспортный модуль под монтаж средств связи и управления. Там системы энергообеспечения, системы пожаротушения, обеспечение устойчивости напряжения, беспрерывности связи и т.д. В общем, там достаточно сложное изделие, по сложности можно сопоставить с современным автомобилем.

А в гражданке это можно как-то использовать или исключительно военная история и предназначена исключительно для военных?

На гражданке у нас и во всем мире это достаточно известная история. Используются такие модули давно и всеми, начиная с дачников и заканчивая серьёзными организациями. Конечно, для дачников такое изделие избыточное и достаточно дорогое, а вот, например, для тех, кто осваивает арктический шельф, для компаний, занимающихся нефтегазовой отраслью, это достаточно актуально, потому что те изделия, которые предлагает сегодня рынок, не способны работать в таких сложных условиях. Кроме того, они предполагают длительное время для подготовки и развёртывания таких комплексов. Например, отряд в 300 человек, который будет заниматься какими-то работами, связанными с бурением или ещё какими-то работами, для разворачивания такого лагеря гражданскими существующими решениями потребуется, наверное, несколько дней, иногда и несколько месяцев. Наши решения заводской готовности позволяют развернуть такой лагерь на 300 человек со всеми опциями для проживания - и души, и средства связи, пункт управления. -  всего в течение нескольких дней.

Есть ли аналоги за границей? Можем ли мы конкурировать? Или, может, мы вообще являемся единственными, кто обладает подобного рода технологиями и продукцией?

Если говорить про решения, то они в мире достаточно распространены у военных. Военные, в общем-то, подсматривают друг за другом, стараются не отставать. Конечно, такие решения есть у современных армий. Что касается решений для Арктики, они, так скажем, ограничены. Есть какие-то решения в этой части в Канаде. Канадцы тоже осваивают шельф, норвежцы, мы с ними даже работали. У нас был совместный проект по арктической экспедиции с норвежской компанией, у них тоже достаточно большой опыт в этом направлении. В общем, тех, кто занимается решениями для Арктики, не так много в мире. Мы надеемся, что сможем наше решение, которое будет диверсифицировано граждански, распространять по миру.

Вы упомянули про диверсификацию. Тема сейчас достаточно активно обсуждается в самых разных областях. Я так понимаю, она не чужда и Вашей сфере деятельности?

Да, совершено верно. Значит, гражданский рынок мы стали разрабатывать примерно 10 лет назад. И на сегодняшний день у нас есть определённые успехи. Мы занимаемся разработкой энергетических решений, у нас для этой цели создана компания, инженерный центр, который занимается разработкой электротехнической продукции: это автономные источники питания, мы их используем в военных целях, но мы смогли диверсифицировать этот рынок. Мы делаем силовые трансформаторы, под это дело у нас построен отдельный завод. И мы активно сейчас разрабатываем решения в области систем управления. У нас есть универсальная платформа, которая позволяет решать задачи управления как для гражданских пользователей, так и для военных. И космический наш проект тоже диверсификация в каком-то смысле.

Над чем работаете сейчас? Что планируется в будущем, может недалёком, а может на 5-10 лет вперёд?

У нас есть долгосрочная программа развития, в ней насколько компонентов: во-первых, мы сейчас активно развиваем наши базовые платформы: тыловую, медицинскую, сервисную и платформу управления. Мы сейчас с достаточно крупными игроками на рынке в кооперации развиваем систему послепродажного обслуживания вооружения военной техники. Там у нас достаточно обширная стратегия. У нас есть стратегия развития электротехнической составляющей бизнес-единиц, которые занимаются электротехникой. Первые шаги мы делаем в космической индустрии, и там у нас тоже есть ряд проектов, которые мы намерены развивать. Мы сейчас активно обсуждаем возможность выхода на крупное серийное производство на гражданском рынке наших решений. Это наша ближайшая стратегия на 3-5 лет. То есть, мы, видимо, будем выводить это в отдельный бизнес, возможно, построим завод, потому что всё-таки решения военные по цене для гражданского рынка кусачие. Мы сейчас будем пытаться приблизить к заказчику.

 

Полную видеоверсию интервью можно увидеть на официальном канале YouTube ИА «Росинформбюро»